Шаповалов Виктор Федорович (shapoval07) wrote,
Шаповалов Виктор Федорович
shapoval07

Category:

Постмодернизм, истина, алетейя. Отрывок из книги.



Под постмодернизмом принято понимать особый образ жизни и мысли, особый духовный настрой, новый стиль мышления, и в целом - новую, пока еще находящуюся в стадии становления, культуру, которая, по мнению представителей этого направления, характерна для сегодняшнего дня. К числу представителей постмодернизма относятся такие авторы, как Жак Деррида (1930 -2004), Умберто Эко (р. 1932), Жан-Франсуа Лиотар (1924 – 1998), Жиль Делез (1925 – 1995), Жан Бодрияр (р. 1929), Ролан Барт (1915 – 1980), Мишель Фуко (1926 – 1984) - в ранний период творчества Фуко был близок к структурализму, - Юлия Кристева (р. 1941.) и др. Идеи, характерные для постмодернизма, находят выражение также и работах тех авторов, которые прямо не причисляют себя к постмодернизму.
Постмодернизм не заявляет себя в качестве новой философии. Его представители рассматривают постмодернизм как новый синкретизм, т. е. не разделенный на отдельные составляющие – философию, литературу, искусство, науку и др. – а единый взгляд на мир и, одновременно, - конституирование этого мира. «Конститурование» означает, что взгляд на мир, так или иначе, задает основные параметры мира, или, точнее, - легитимизирует (оправдывает, узаконивает) их, показывая и объясняя, почему они именно таковы, а не какие-то иные. Говоря о мире в тех или иных терминах, словах и др., мы, одновременно, создаем мир, в котором нам придется жить.
Конечно, «мир» в этом случае трактуется не как абстрактный физический космос (хотя, его картина, тоже определяется нашим взглядом), но прежде всего, - наш жизненный мир. Вообще говоря, разделенность «взгляда на мир» и «мира самого по себе», с точки зрения постмодернизма, - один из примеров того «бинаризма», против которого постмодернизм восстает, и с которым воюет. На бинаризме мы подробней остановимся в дальнейшем.
Пока же особо отметим резко критичную настроенность постмодернизма по отношению к современному (прежде всего, западному) обществу. Представители постмодернизма подвергают его острой критике. Постоянное и нарастающее загрязнение природной среды, гедонизм, культ насилия, забвение истории и в конечном итоге, небывалый кризис человека – все эти явления вызывают острую обеспокоенность у многих видных представителей постмодернизма. «Вся естественная среда, - пишет Ж. Бодрияр, - превратилась в отбросы, т. е. в ненужную, всем мешающую субстанцию, от которой, как от трупа, никто не знает, как избавиться. Вся биосфера целиком и в пределе грозит превратиться в некий архаический остаток, место которого на помойке истории. Впрочем, сама история оказалась выброшенной на свою помойку, где скапливаются не только пройденное нами и отошедшее в прошлое, но и все текущие события; не успев закончиться, они тут же лишаются всякого смысла, в результате демпинга средств массовой информации… («демпинг», – «обесценивание», т. е. бессодержательность программ, реакция на сенсацию, мгновенное забвение того, о чем беспрерывно говорилось неделю назад, и т. п. – В. Ш.) Наша культура превратилась в производство отходов. Люди становятся отбросами своих собственных отбросов – вот характерная черта общества, равнодушного к своим ценностям, общества, которое само себя толкает к безразличию и ненависти.»
Постмодернисты, разумеется, отдают себе полный отчет в том, что сложившееся положение нельзя изменить к лучшему мгновенно, что волшебной палочки в реальности не существует. Они также полагают, что государственная власть и политика не являются решающими факторами, поскольку сами погружены в то же общество, которое подлежит реформированию. Согласно Умберто Эко, политики чаще «делают вид, что решают». Выход из создавшегося положения постмодернизм видит в переосмыслении самих оснований европейской культуры, в анализе присущих ей способов мышления. На этой основе станет возможным новый способ мышления, соответственно, - новый тип культуры. Не станем пока подробно останавливаться на том, как представляют себе постмодернисты этот новый тип культуры. Обратим внимание только на один аспект.

Итак, с точки зрения постмодернизма важнейший порок современной культуры (общества) - забывчивость. Согласно приведенным выше словам Бодрияра "мгновенное забвение того, о чем беспрерывно говорилось неделю назад, ". Современный человек утратил связь событий, все утекает в его сознании как песок в воду, он несется в потоке, он хаотично переключает внимание с одного на другое. С этим положением постмодернистов трудно спорить. Действительно, основным источником информации стали масс-медиа, а они подают ее по поводному принципу: есть повод - будут по всем каналам показывать Ливию, нет - о Ливии забыли, и всюду - информация по новому поводу. В таких условиях нельзя составить целостной картины, а значит и об ее истинности ее и говорить не приходится. Однако обратим внимание, что забывчивость не только как свойство памяти отдельного человека, но и как свойство общества, было подмечено еще древними

В древнегреческой философии понятие истины обозначалось словом «алетейя». Им пользовались Платон, Аристотель и другие древнегреческие классики. Это же слово для обозначения истины применялось и в восточной (греческой )патристике. Согласно знатоку древней философии, русскому философу Павлу Флоренскому, слово «алетейя» образовано от древнегреческого слова «лэтэ», что значит «забывать», или в форме существительного – «забвение», «забывчивость», и отрицательной приставки «а», т. е. «не». Таким образом, буквально алетейя – незабываемое. Корень «лэтэ» лежит в основе названия реки в древнегреческой мифологии – Лета. Лета – река времени, река забвения. Отсюда и известное выражение «канул в Лету», т. е. безвозвратно ушел в прошлое. Следовательно, древние греки связывали истину с незабываемым, с тем, что не может и должно «кануть в Лету», не должно быть забыто.

Разумеется, трансформация слова «незабываемое» в понятие истины не могло быть случайным. И у нас есть основания для того, чтобы всерьез задуматься над этим фактом. Истина – это то, что противится забвению, - то, что, находясь в реке времени («все течет, все изменяется»), - тем не менее, не уходит в прошлое. Очевидно также, что истина как незабываемое содержит в себе не только познавательный, но ценностный аспект: нечто нельзя забыть, - оно не должно быть забыто, поскольку значимо для жизни. Но знание, в том числе, научное, как и все в этом мире, находится в реке времени, т. е. подвижно, изменчиво, преходяще. Не забыть можно только то, что воспринимается как ценность, как жизненная ценность. Следовательно, истина - это то знание, которое представляет собой ценность, - то, что мы рассматриваем как ценность для жизни индивида и общества. Иначе говоря, это такое знание, без которого жизнь теряет смысл или вообще становится не возможной. Так, для индивидуальной жизни, это фрагменты детства, прошлого, которые запомнились ярко, поскольку (как выяснилось позже), знаменовали собой некоторое событие, оказавшее влияние на всю последующую жизнь.
Но, чтобы не забыть, надо сознательно сопротивляться «реке времени», ведь она уносит все, ничему не оказывая привилегий. Сопротивление забвению, не может держаться на знании самом по себе – время стирает знание, уносит его в Лету. Такое сопротивление может держаться только на понимании нравственного значения тех или иных фактов, событий и т. п. Значит истина – это та часть знания, которая непосредственно опирается на нравственный фундамент. В эту часть знания попадают значимые вехи жизни и истории. Так, недопустимым не только с точки зрения познания, но и с точки зрения нравственности, является утрата знаний о второй мировой войне, о победе над фашизмом, о других значимых событиях отечественной и мировой истории. У нас нет морального права их забыть.
Истина это то, что нам, - точнее мне, как субъекту нравственности, - не позволит забыть моя совесть. Это и есть истина, незабываемое, - алетейя.
Tags: алетейя, истина, постмодернизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments